Сашар Зариф и Гунеш Ходжакули

Art review: Расскажите о проекте «Лязги. Трансформация».

Сашар Зариф: «Лязги. Трансформация» – это танцевальный проект в формате этно-модерн. Он направлен на изучение хорезмийского танца лязги, его происхождения и связь с современной узбекской хореографией. Генеральными спонсорами проекта выступили Посольство Швейцарии в Узбекистане, Sashar Zarif Dance Theatre в Торонто, галерея Bonum Factum, Посольство Канады в Москве и ряд государственных организаций Узбекистана.

Под звуки рубаба зритель становится свидетелем действия, изображаемого в танце. Зритель сам решает, в каком месте оно происходит. Это может быть жаркая пустыня, где жизнь и смерть теснят и меняют друг друга, или голая степь, в которой завывающий ветер шепчет тебе о скоротечности бытия. Мелодия рубаба течет словно волны времени, а хорезмийская народная песня «Айсирам бинавоям» говорит о том, что все мы пленники судьбы.

Art review: Сашар, а под звучание какого музыкального инструмента вам приятнее всего танцевать?

Сашар Зариф: Под звук собственного дыхания. Мне комфортно, когда в зале царит абсолютная тишина. Можно полностью погрузиться в мир танца.

Art review: Как проходил отбор участников в проект?

Сашар Зариф: Мы были открыты ко всем желающим – любителям, начинающим и профессиональным танцорам. Я считаю, что в каждом человеке есть талант и нужно его раскрыть.

Первый этап проходил весной этого года в Хорезмской области на базе колледжа искусств в Ургенче, а также проводились беседы со специалистами, историками и носителями народного танца лязги.

 

С 9 по 21 сентября в Ташкенте прошли двухнедельные мастер-классы с целью помочь артистам найти свой уникальный стиль. Но все-таки это проект, и у нас было ограниченное количество мест. Мы отобрали десять ребят в возрасте от 18 до 30 лет из разных городов и кишлаков Узбекистана. При отборе учитывались готовность ребят пожертвовать свободным временем и желание делиться своими навыками. В проекте участвуют только мальчики, потому что исторически лязги танцевали мужчины.

С 23 сентября по 17 октября работа шла уже с отобранными артистами. В период постановки я рассказываю о создании танца, моих наблюдениях и исследованиях, собранных в течение 25 лет. После каждой репетиции с ребятами мы обсуждаем недочеты, рассматриваем, как интереснее преподнести материал. И уже скоро, с 18 по 23 октября, в Ташкенте и Хорезмской области пройдут открытые показы. Мы очень ждём этого и с радостью готовы представить зрителям плод нашего труда.

Art review: С какими трудностями вы столкнулись при реализации проекта?

Сашар Зариф:  Любую проблему я называю испытанием, и основным стало время. У участников помимо репетиций есть свои дела, но они полностью отдавались проекту и выкладывались на все сто процентов во благо того, что они любят.

Для меня важно, когда проект не краткосрочный. «Лязги. Трансформация» изначально планировался не в формате мастер-классов, когда люди только начинают понимать суть происходящего, но им приходится расходиться. В Узбекистане, как и во всем мире, важен результат. Лично для меня процесс намного ценнее. Он способствует профессиональному росту и поможет ребятам при осуществлении новых проектов.

С участниками я сразу же легко установил контакт. Язык танца он вообще понятен. По едва заметным движениям угадывается весь образ. А азербайджанский язык оказался близким хорезмийскому диалекту, поэтому шероховатостей и недопонимания в процессе постановки не было.

Art review: В соседнем Киргизстане вы делали проект «Омур». Расскажите подробнее о нем.

Сашар Зариф: Первый раз я приехал в Бишкек в 2013 году. У меня была возможность работать с известным музыкантом, исполнителем народных песен Нураком Абдрахмановым. Он мастерски играл на киргизском инструменте комуз. Я был просто загипнотизирован его жестами рук и артистизмом.

При создании проекта мы посещали кладбища, ездили в горы и узнавали о жизни народа. Особенно это проявилось в изучении колыбельных песен. Они же поются с такой душой и трепетом, что именно их мы положили в основу проекта. Позднее я познакомился с ансамблем «Устоз Шогирд», изучавшем традиционную киргизскую музыку. И совместно с ними мы сделали проект, посвященный киргизской национальной культуре.

Art review: Когда вы даете мастер-классы или проводите подобные проекты, то выступаете в роли педагога, а не танцора. Как вы ощущаете себя в роли учителя?

Сашар Зариф: Я не нахожусь по ту сторону процесса, а включен в него наравне с участниками. У меня нет заготовленного плана действий в их отношении. Я танцую со своими ребятами, становлюсь частью их. Как-то раз на репетиции я привел ребятам такой пример, что если вы хотите стать хорошим родителем, то не своими нравоучениями, а действиями можете воспитать ребенка. Если отец говорит одно, а поступает совершенно иначе, он никогда не станет примером для ребенка. Тут важно быть терпеливым.

Art review: Вы терпеливый человек?

Сашар Зариф:  Нет (смеется). Я стараюсь быть им, но все зависит от ситуации. Могу точно сказать, что моя мама – терпеливый человек.

Art review:  Сашар, у вас бывали такие моменты, когда хотелось покончить с танцами и заняться другим делом?

Сашар Зариф: Да, каждый день (смеется). Конечно, подобные мысли меня посещают. Хочется все бросить и осесть в каком-то месте, иметь постоянство в жизни. Уже более 22 лет я путешествую по миру, но мечтаю приобрести свой дом в Канаде, где смогу успокоиться и пустить корни. Но тут другая часть души восклицает, что этого делать не нужно! По воле Вселенной я в душе кочевник, и странствие для меня есть сама жизнь.

Art review:  Какова цель вашей жизни?

Сашар Зариф: Мы всю жизнь задаем себе вопросы «Что сделает меня счастливее?», «Что будет лучше?», «Какая моя основная цель?». Сейчас мне 51 год, и я понял, что на эти вопросы нет ответов. Нужно жить здесь и сейчас, наслаждаться моментом. Для меня важно само путешествие, в котором я могу себя познать. Это и есть цель моей жизни.

 

Танец имеет глубокие отношения с природой. Чем больше мы отдаляемся от природы, тем быстрее теряем его. Конечно, жить как пятьсот лет назад невозможно, но испытывать гордость за культуру нужно. Вернуть сущность танца в силах таких танцоров, как Сашар Зариф и его учеников.

Алина Здобникова